Сообщество Нар-Анон г. Томск

Вторник, 21.08.2018, 16:48

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » Мои статьи

История Людмилы

В моей семье некогда послушные и любящие сыновья вдруг стали неуправляемыми. Мною начинает руководить дикий страх за их жизнь, паника от своей беспомощности, гнев, ярость, злоба, жуткое чувство вины – просмотрели, упустили, недодали. Бессонные ночи, постоянные разборки, скандалы, одержимость идеей куда-то бежать, что-то делать, полная уверенность в том, что нельзя сидеть, сложа руки, надо СПАСАТЬ детей. Я не понимала, что в семью пришла наркомания, мне казалось, что ребята попали в дурную компанию, их срочно нужно вытаскивать оттуда. Поэтому с моей стороны начался тотальный контроль – бесконечные звонки им, их друзьям. Поняв, что им терять уже нечего, они перестали ночевать дома, заявляясь лишь поесть, отоспаться, да выпросить денег – то на лечение зубов, то на дни рождения девочек. А мы давали деньги, видя их примерное поведение в эти 1-2 дня, когда они находились дома. Оба бросили техникум, а мы продолжали покупать телефоны взамен «утерянным», оплачивать долги, давать деньги на такси (лишь бы приехали домой). Зять попытался сказать, что мальчишки употребляют наркотики, что вызвало у меня обиду и злость. Даже тот факт, что одного из них задержали с наркотиками, не насторожил нас – мы поверили, что его просто «подставили».

В это время я ещё не понимала, что это мои иллюзии, я по-прежнему не верила в их употребление, не хотела замечать, что моё поведение один в один похоже на их поведение – я вру им, что приходили из милиции, их разыскивали, выкрадывала их паспорта, чтобы не набрали кредитов, втихушку проверяла карманы, подслушивала телефонные разговоры, орала, оскорбляла, рукоприкладствовала (даже при этом не отдавала себе отчет в том, что я раньше так себя никогда не вела) и, наконец, я сама также, как и они, бесконтрольно принимала лекарств. Мы с мужем ополчились против детей, дети тоже ополчились и объединились против нас, и с головой ушли в употребление.

Я была на грани помешательства – здоровье подорвано, наступило полное моральное истощение.

И, как сейчас я уже понимаю, это моя ВС привела меня тогда на группу. В-первую очередь я начала ходить на группу из-за боязни за себя, за свое состояние, а лишь потом – чтобы помочь моим мальчишкам. Я не понимала ничего из того, что происходило на группах – как это мне может помочь? К тому же, здесь родственники наркоманов, а мои дети – не наркоманы, ведь они просто курят, и в любой момент могут бросить это занятие, надо лишь нам с мужем что-то с этим сделать, как-то их заставить остановиться.

Однажды я попала на спикерскую группу – спикерила семья – отец, мать и выздоравливающий наркоман. После этой группы у меня появляется надежда на выздоровление моих детей. Только тогда я услышала, что в нашей группе достаточно примеров выздоровления детей, я наконец-то понимаю, что я не одна. Мальчишки периодически ведут себя примерно, и я вновь начинаю думать, что они взялись за ум, и совсем не наркоманы. Я не слышу других членов группы, что это манипуляции, думаю, что в моей семье все иначе, только после вопроса ведущего: «Зачем же ты сюда продолжаешь ходить, если твои сыновья не наркоманы?», я четко поняла, почему я здесь.

Я приняла болезнь своих детей, но не свою. Я продолжаю ходить на группы, слушаю, что здесь говорят, но не слышу, что больна я, надо самой выздоравливать. Я настолько поглощена излечением своих детей, что напрочь забыла, что у меня есть еще двое детей, меня даже не интересуют мои маленькие внуки, общение с ними не приносит мне радости, все мои мысли направлены на «лечение» моих наркоманов. Правда, в доме наступила тишина, прекратились крики, истерики. Понимая, что дети больны, я не обижалась на них, муж тоже стал ходить на группы, появилось взаимопонимание. Я старалась «не вестись» на манипуляции – когда однажды сын заявил на мой отказ дать деньги для посещения девушки в больнице, что ему не за чем жить, он покончит с собой, я ничего умнее не могла придумать – как дать лезвие ему, а он заорал, что сбросится с 9-ти этажки, чтобы мы шли смотреть на это и знали, кто виноват в его смерти. А мы ответили спокойно – у нас есть другие дела.

Мы не сдавались и верили в то, что можем остановить болезнь – заставляли сыновей ходить на группы, чаще сами возили их туда, одного из сыновей возили в Центр, но не были готовы оставить его там. Приглашали руководителей РЦ, чтобы они убедили их начать выздоравливать. И, несмотря на все наши усилия, дети продолжали употреблять.

Однажды мы решились выгнать их из дома, но до конца мы были не готовы к этому. Неделю поскитавшись, грязные, измученные сыновья вернулись домой, я вынесла им поесть и попить, они расценили это как прощение и ворвались в дом. Попытки выгнать из дома мы применяли не один раз.

В конечном итоге мы собрались всей семьей и озвучили, что больше не собираемся мириться, а заключим с ними контракт, мы его обсудили и подписали (в контракте было 20 пунктов). В случае нарушения мы оставили за собой право насильно отправить сыновей в Центр. Какое-то время это работало. Но с болезнью трудно было договориться, они опять ушли в употребление. Нам пришлось их обманным путем отправить в РЦ.

Я решила ходить на группы, взяла служение. Группы для меня стали безопасным местом, где я могу поделиться своими страхами, могу получить опыт людей с похожей проблемой, а главное до меня дошло – надо выздоравливать самой. Пока мои дети были в Центре, я написала 3 первых шага. Появилась уверенность – сыновья будут выздоравливать.

После Центра – срыв сначала одного, потом другого сына. И снова – страх, боль, паника, переживания – ничего не работает, хотела прекратить посещение групп, но мне передали служение. Я стала разбираться в себе и поняла, что помимо того, что написать шаги, ответить на вопросы, их нужно проговорить, принять и жить по ним. Мне только казалось, что я приняла бессилие. Отправив сына повторно в РЦ, я поняла, что нельзя заставить наркомана выздоравливать без его желания. Но жить рядом с употребляющим наркоманом мы не желали, поэтому поставили условие – либо РЦ, либо уходишь из дома. Сын согласился, сам выбрал РЦ (наверное, это было важно для него).

У меня появился спонсор, я стала писать снова 1 Шаг, на что у меня ушло 4 месяца. Сейчас у меня есть четкое твердое принятие своего бессилия перед наркоманом и того, что моя жизнь стала неуправляемой. Я понимаю, что нужно выстроить границы, что я не могу заставить сыновей выздоравливать, но я могу позаботиться о себе и постараться облегчить свою жизнь. У меня есть огромное желание менять себя. Я продолжаю ходить на группы, много читаю, заканчиваю работу над 2-м шагом, общаюсь со спонсором, регулярно хожу в Храм. Я не отказываюсь от общения с дочерьми, внуками, я наконец-то за последние 2 года позволяю себе жить для себя – ходить в театр, встречаться с подругами, думать о своем огороде.

Я верю, что есть надежда на выздоровление не только мое, но и моих любимых сыновей, верю, что я на верном пути, верю в то, что Программа работает, надо только самой не лениться, а Бог мне в этом обязательно поможет!

 

Категория: Мои статьи | Добавил: Darina (21.05.2014)
Просмотров: 701 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 3.2/4
Всего комментариев: 2
2  
Надежды, веры и терпения тебе, дорогая!

1  
Людочка! Мы с тобой!
Меня так тронула твоя история - ведь я себя увидела 10 лет назад, свое горе, только у тебя оно "в квадрате". Я по себе знаю - программа - "вещь заразная", кто в нее попадает, он уже просто не может не выздоравливать. Просто у каждого свой путь и свои сроки.

Имя *:
Email *:
Код *:

Категории раздела

Мои статьи [10]

Вход на сайт

Поиск